• Новый налог ступает на порог
  • Регионы могут получить возможность с 2015 года ввести налог с продаж — такая перспектива обсуждается в федеральном правительстве.
Главная | Общество | Легко ли быть подростком?

Легко ли быть подростком?

№9(1253) от 01.03.2013

Марина ШАБАНОВА
Фото Валерия ПАНОВА

Время, когда взрослеющий ребёнок переживает эмоциональные бури и может вести себя агрессивно, на самом деле — уникальное по возможностям и для него самого, и для окружающих взрослых.

Дефицит понимания

Они могут грубить в школе и дома, нарушать заведённые правила. Они защищаются от всего мира либо депрессией, либо негативизмом. Подростковый возраст — время перемен, которые делают человека хрупким и ранимым. Как научиться понимать взрослеющего ребёнка, как самим взрослым не скатиться до агрессии и сохранить своё лицо? Об этом говорим с психотерапевтом Областного детского клинического психоневрологического диспансера Ириной ЕРЁМИНОЙ.

— Ирина Михайловна, давайте сразу определимся, в каком возрасте ребёнок вступает в подростковый период и как долго остаётся в нём?

— По разным классификациям подростковость длится до 18, 21 и даже 24 лет, продолжительность объясняется психологическими процессами, которые переживает человек в этом возрасте. Неслучайно полное совершеннолетие в некоторых странах достигается в 21 год. В нашей стране — это 18 лет. А что касается времени вступления в подростковость, сейчас это случается раньше, начиная с предподросткового возраста — 11—12 лет. Возможно, это провоцируется средствами массовой информации, телевидением, фильмами, где демонстрируется агрессия, сексуальные отношения. И у ребёнка, находящегося ещё в латентном состоянии, раньше времени пробуждаются подростковые страсти.

— Взросление проявляется по-разному. Один подросток ведёт себя агрессивно, другой — замыкается в себе, а третий — остаётся доброжелательным и открытым миру.

— Здесь многое зависит от семьи. Если родители готовы меняться сами, готовы воспринимать своего ребёнка взрослеющим и бережно относятся к этим переменам, подростки чувствуют себя гораздо лучше. И, напротив, в семье, где есть дефицит понимания, действуют трудноизменяемые правила, напряжение неизбежно и это неминуемо приведёт к конфликту. Важно понимать, так, как было раньше, пока подросток был ребёнком, уже не будет. Он ещё не знает, каким он будет взрослым, плохо знает себя. И первое, что делает, — это «огораживает» свою площадку. Раньше он делал так, как ему советовали родители, прислушивался к ним, пользовался их мировоззрением, отношением к каким-то важным вещам. Теперь же, на всякий случай, он начинает делать с точностью до наоборот. И если родители уверены в себе как в родителях, они просто наблюдают за этим, внутренне радуясь тому, что их ребёнок взрослеет. Но если родители не уверены в своих возможностях, силах, не понимают, что происходит, как вариант, они начинают ужесточать требования, тем самым вынуждая подростка на протестное поведение. И этот процесс закручивается, как вихрь.

— Иногда просто наблюдать и радоваться переменам сложно, требуются ответные действия…

— С подростками всегда было нелегко, и, наверное, особенно нелегко в наше время. Когда росли мы, воспитание было более конкретным, директивным. Сейчас времена изменились, стало больше демократичности в отношениях детей и взрослых. Родители и сами не хотят воспитывать детей по-старому, но не знают новых правил, в итоге исчезает всякий порядок, и в отношениях наступает хаос.

Как в разломе земной коры

— Родители порой стремятся стать своим взрослеющим детям друзьями, пытаясь таким образом разрешить конфликт отцов и детей. Правильно ли это?

— Родители не могут быть друзьями, у них другой статус, их роль — главенствующая, направляющая. Они определяют правила, но, напомню, эти правила должны быть гибкие. Очень важно, чтобы это дисциплинирующее воздействие проводилось родителями с позиции любви и заботы. Подросток обязательно будет злиться, но при этом он будет чувствовать себя не отверженным, а любимым. В период подростковости, как в разломе земной коры, обнажается всё, что было не доделано или не проработано в детстве. Подросток как бы «регрессирует», ведёт себя вызывающе, провоцирует на агрессию в отношении самого себя. На самом деле он очень нуждается в принятии. Депрессивное состояние у подростков часто маскировано. И одной из масок может быть такое вот протестное, агрессивное, иногда даже асоциальное поведение. Он ведёт себя так не потому, что плохой, а потому что ему самому очень плохо. Подросток переживает настоящую гормональную бурю, сравнимую с той, что испытывает беременная женщина. Но если к беременным принято относиться бережно, то подросткам никто не делает скидку на неуравновешенное состояние. Напротив, нагрузки на них, в том числе и школьные, возрастают.

— Да и учителя не всегда доброжелательно настроены. У них свои задачи — подготовить к ГИА, ЕГЭ.

— Есть люди, которые работают в школе по призванию, — добрые, человечные, любящие детей. Но часть приходит в профессию со своей не проработанной проблемой власти. Не замечая того, учителя порой демонстрируют своё уничижающее, насмешливое отношение к ученикам. Когда же эмоциональная нагрузка велика, снижаются и когнитивные, или интеллектуальные, функции подростка. Возникает порочный круг. Подросток старается поддержать свою самооценку иным способом — вызывающим поведением, ему ведь нужно ещё и со сверстниками выдержать конкурентную борьбу. Учителя, в свою очередь, призывают на помощь родителей, буквально затапливая их информацией и своими чувствами по поводу подростка. Бедный родитель, заряженный агрессией учителей, приходит домой и выливает своё состояние на ребёнка. И подростку ничего не остаётся, как держать круговую оборону.

— Одна мама поделилась: вернулась с родительского собрания, долго отчитывала свою дочь из праведного желания срочно научить жить, кончилось всё слезами с обеих сторон.

— Очень хорошо, что мы задели эту тему, потому что родителям нужна помощь, нужна реабилитация. Воспитывать подростка очень травматично, родителям приходится выдерживать натиск агрессивности. Они не понимают — за что, ведь они так любят, они столько вложили в ребёнка, и почему за их тепло, добро и внимание платится такой «чёрной монетой». А ребёнок просто повзрослел, и это нужно понять, принять, бережно и с интересом, любя и наблюдая за ним. Тогда он сам будет переживать от того, что был несдержан, скорее попросит прощения. Это самое главное — сохранить контакт со своим ребёнком. Задача родителей быть буфером между учителями и школой и для своего ребёнка развести два понятия «любовь» и «успешность»: независимо от успехов в школе он должен чувствовать себя любимым дома. Ещё очень важно уважать границы подростка, если у него есть своя комната, входить в неё только с позволения, и как-то мириться с тем, что там не всегда может быть убрано. В 13—14 лет беспорядок в комнате или одежде — это нормально.

— И в этом случае тоже терпеть и любить?

— Здесь нужно развести два других понятия — «любовь» и «одобрение». Родители не одобряют какие-то поступки ребёнка, тот же беспорядок в комнате, корректно выражают свои чувства по этому поводу, но предоставляют ребёнку право выбора, потому что это его территория. Он это оценит, и когда начнёт постепенно выходить из состояния подростковости, будет благодарен родителям за их понимание и бережное отношение к нему — такому непричёсанному, бурному, даже взрывоопасному. Если, несмотря на провокации подростка, взрослый — учитель или родитель — устоял, не скатился на предлагаемый уровень взаимодействия, не использовал агрессию против агрессии, а для подростка это по-настоящему круто, значит, он силён, значит, с ним необходимо считаться. Не зря говорят, сильный человек — это человек, который владеет самим собой, своими эмоциями.

Уйти в социум

— В этом возрасте особенно важно быть «на одной волне» со сверстниками, и поэтому нередко подростки уходят в субкультуры.

— Начинается так называемая реакция группирования. И в норме подросток должен отойти от семьи и уйти в социум, в общество себе подобных. Хорошо, когда родители заранее готовят референтную поддерживающую группу для своих подростков: ещё детьми отводят их в спортивные секции или кружки по интересам. И тогда в подростковом возрасте группироваться они будут как раз с этой референтной группой. Уход же в субкультуральные объединения — это тоже своего рода протест. Взрослый может высказывать своё отношение к тому, чем увлекается его ребёнок, но он должен принимать его самого, тогда у подростка не будет необходимости доказывать свою индивидуальность более «брутальным» образом.

— В некоторых культурах считается, что мама готовит к жизни внутри семьи, а папа — выводит в большую жизнь.

— Мама и папа, женщина и мужчина — самые главные люди для ребёнка. У них и роли в семье разные, и любовь разная. Мамина любовь безусловная — просто так, за то, что это её ребёнок. Папина любовь более сложная: она тоже безусловная, но папа — представитель общества, закона в семье, и папа любит ещё и за достижения. Поэтому если с папой взаимоотношения складываются гармонично, тогда обычно у ребёнка лучше складываются отношения в школе с учителями, со сверстниками. Если же мама воспитывает ребенка одна, ей всё же необходимо обозначить в идеальной семейной структуре это «место отца», выполняя самой эти организующие функции.

— Кроме всего прочего, они ведь ещё мальчики-девочки, есть разница в подростковом поведении тех и других?

— В поведении тех и других есть и общие черты, и различия. В воспитании и мальчиков, и девочек важны оба родителя. В подростке-сыне матери важно видеть формирующегося мужчину и своим благосклонным вниманием отмечать перемены к лучшему — когда он владеет собой, управляет своим состоянием. Важно обозначать, что мама гордится им.

Очень важна роль мужчины в семье. И если мужчина отодвигается на второй план, а то и на десятый, у него нет права голоса в семье, всё везёт на себе и решает мама, или мужчина сам устранился, тогда, в конечном счёте, мальчику не с кем себя идентифицировать. При работе с семьёй нам часто приходится эту структуру восстанавливать. Девочкам же в подростковом возрасте важно отделиться от мамы, с этим зачастую связано агрессивное поведение. Важно, чтобы мама выстояла, не разрушилась от этой агрессии и не стала ненавидеть свою дочь. Потому что на выходе девочка будет идентифицировать себя именно с мамой.

— В Тибете в возрасте 11—12 лет дети уходят в монастырь. Отрочество — это возраст, когда просыпается духовность, романтизм. Как не навредить своим излишним вниманием?

— Не лезть со своим контролем, душеспасительными разговорами. Желательно держать относительно нейтральную позицию: понадобится тебе помощь, только скажи, мы за тебя, мы рядом. То есть считаться с взрослеющим ребёнком, понимать, что это отдельная личность, со своими желаниями и взглядами, далеко не всегда похожими на родительские. Если есть сомнения в своей родительской линии, обратитесь к специалистам, они подскажут. Не нужно думать, что ваш ребёнок так себя ведёт, потому что вы плохие родители. Учитесь меняться. Подростковость детей — большое испытание для родителей, но наградой будут новые, равные отношения взрослых людей.

 

«Задача родителей быть буфером между учителями и школой и для своего ребёнка развести два понятия «любовь» и «успешность»: независимо от успехов в школе он должен чувствовать себя любимым дома».

 

Добавить комментарий
Оставьте комментарий первым!